Авторизация | Корзина: Пусто
ГлавнаяПубликацииНовостиСобытияС Таиландом по жизни: рассказ экс-москвича Виктора Кривенцова о ...
С Таиландом по жизни: рассказ экс-москвича Виктора Кривенцова о жизни в Королевстве

С Таиландом по жизни: рассказ экс-москвича Виктора Кривенцова о жизни в Королевстве

С тех пор как нога нашего героя впервые ступила на тайскую землю, прошел не один десяток лет. Виктор Кривенцов переехал в солнечный Таиланд в 1994 году. Сначала работал руководителем юридической фирмы, позже ― директором по всемирным продажам и маркетингу группы отелей «Ройял клифф» и Паттайского конгресс-центра. Сейчас Виктор занимает пост генерального менеджера туристической компании «Илвес-тур». Он рассказал редакции портала «ЗаграNица» о «трудностях перевода», стычках из-за свеклы и других любопытных фактах о жизни в Королевстве

Виктор, вы родом из Москвы, но уже больше 20 лет живете в Таиланде. Расскажите, как решились на переезд и что подтолкнуло отправиться за моря?

Я действительно родился, вырос, учился и работал в Москве ― сперва в Марьиной роще, а потом у Покровских ворот. Довелось пожить и за границей ― в Канаде и Америке. Так что решение о переезде в Таиланд для меня не было драматическим. А причина его очень простая ― я перевелся сюда по работе, чтобы возглавить региональное подразделение юридической фирмы, филиал которой до того возглавлял в Москве. По первой своей специальности я юрист-международник, специалист по международному публичному и частному праву. Потом уже пришлось доучиваться и получать дипломы по международной торговле, маркетингу, электронным продажам.

Не могу сказать, что решение о переезде далось тяжело ― в Таиланде я бывал неоднократно, и он мне очень нравился. Да и атмосфера в Москве в «лихие 90-е» была, мягко говоря, далека от комфортной и безопасной для жизни и ведения бизнеса

Уже на месте, в Таиланде, после нескольких лет юридической практики и активного участия в местной общественной жизни мне предложили развивать почти не существовавший тогда туристический поток из постсоветского пространства в паттайский гостиничный комплекс «Ройял клифф». Я согласился ― сперва занимался продажами в Восточной Европе и на Ближнем Востоке, а затем стал директором по всемирным продажам и маркетингу этой группы отелей и Паттайского выставочно-конгрессного комплекса PEACH. Это была увлекательнейшая творческая работа, руководство большим коллективом из почти полусотни сотрудников 17 национальностей. Очень ценный опыт!

В 2003 году я также стал заместителем почетного консула Российской Федерации в провинциях Чонбури и Районг. Это было чем-то вроде общественной работы, хотя сил она занимала порой больше, чем основная деятельность.

Отработав в группе отелей «Ройял клифф» 20 лет, я с благодарностью расстался с руководством и коллегами и устроил себе большой отпуск ― отправился в кругосветку. Вернувшись в страну через 10 месяцев, приступил к покорению новых вершин ― занял должность генерального менеджера туристической компании «Илвес-тур», принадлежащей моим друзьям. Так что теперь я смотрю на бизнес по приему иностранных туристов в Таиланде с другой стороны баррикад ― в качестве руководителя принимающей туристической фирмы.

Эти четверть века в Таиланде для меня были необычайно интересными и насыщенными: я многому научился и многое повидал, а на некоторые вещи стал смотреть совершенно по-иному ― сказывается долгое присутствие в восточной среде

Общение с тайцами также происходило на самых разных уровнях, и венцом его стала высокая честь проведения лекции для Ее Королевского Высочества Принцессы Маха Чакри Сиридхорн и ее подопечных ― кадетов Королевской академии Чулачомклао, кузницы тайской военной, политической и деловой элиты.

Фото: из личного архива

А с какими трудностями пришлось столкнуться в процессе переезда?

Я, наверное, не совсем типичный иммигрант, поскольку принадлежу к относительно небольшой категории transferred expat executive. Приехал я сюда не самостоятельно, а по работе, в средствах не нуждался, а большинство расходов по моему обустройству легло на работодателя. Большой массив организационных вопросов моего врастания в Таиланд также решала компания, что, конечно, очень этот процесс облегчило. И легализовало в том числе ― с самых первых дней и по сей день я нахожусь в стране по рабочей визе с разрешением на работу, и вот уже четверть века плачу налоги и взносы в фонд соцстраха и медстраха.

Если что и можно назвать трудностями того периода, так это полное отсутствие привычного по дому культурного слоя ― тогда ведь не было Интернета и даже компакт-дисков! А книг и видеокассет много не притащишь... С привычными европейцу продуктами тоже была настоящая беда. Например, свекла в Паттайе появлялась крайне редко и лишь в одном супермаркете. Стоила она пару-тройку долларов за штучку и порой становилась причиной стычек (и даже драк!) между немногочисленными постсоветскими и немецкоязычными поклонниками борща, винегрета, свекольника или солений.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Расскажите непосредственно о «технической составляющей» эмиграционного процесса. Как оформляли визу, много было мороки с этим?

Визу в Таиланд я оформлял в далеком 1994 году. С тех пор правила выдачи тайских виз, мягко говоря, поменялись. И далеко не в лучшую сторону. Ну а в 2017-м, вернувшись из кругосветного путешествия, я без проблем оформил рабочую визу на основании документов своего работодателя. Получается, что за 25 лет у меня было всего две визы.

Кстати, с этим связана забавная история. В 1994 году никаких компьютерных баз данных у тайских визовых и иммиграционных служб в помине не было. С 1994-го по 2017-й я виз не получал ― лишь продлевал одну и ту же, ― так что сведения о ее продлении в компьютерах иммиграционной службы были, а вот о самой визе ― нет. Поэтому когда я после кругосветного путешествия в 2017-м вновь въезжал в страну, то на паспортном контроле меня, как впервые посетившего Таиланд, тепло приветствовал офицер иммиграционной полиции... лет которому было меньше, чем я прожил в его стране.

С получением разрешения на работу также не было никаких проблем. Разве что в 90-е этот процесс занимал несоизмеримо больше времени: несколько месяцев. А так ― представил копии своих русских, канадского, американского и британского дипломов, и всё. В 2017 же году я вообще получал разрешение на работу по облегченному режиму, как уже отработавший в Королевстве более 10 лет.

Вообще, комментируя оживленные дискуссии по поводу ужесточения Таиландом иммиграционной политики, не могу с этим утверждением полностью согласиться. Если говорить о заведомо незаконном получении виз на основании фальшивых документов, о выдавливании из страны нелегально работающих с туристическими штампами или визами в паспорте иностранцев ― да, этот процесс активизировался. Но вот что касается легитимных туристов с туристическими визами ― никакого ужесточения не наблюдается. Если говорить о визовом режиме для работающих иностранцев, то тут за последние пару лет, напротив, наблюдается целый ряд облегчений ― упрощение документооборота для получения разрешения на работу, новые типы рабочих виз (например, для инновационных компаний и стартапов), отмена правила о работе исключительно в пределах одной провинции, отказ от указания конкретной профессии для держателя, изменение списка профессий, разрешенных для иностранцев, и многое другое.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

А что с адаптацией в новой стране? Как обстояли дела с поиском жилья, работы?

Если не углубляться в седую древность начала-середины 90-х годов, когда я приехал в Таиланд на постоянное место жительства, по сравнению с теми временами сейчас процесс адаптации максимально упрощен. Таиланд стал англоязычен в плане информирования, да и русский язык становится весьма распространен.

Стоимость жилья, как и везде, колеблется в зависимости от его расположения и комфортности. В Паттайе, насколько мне известно, минимальная стоимость месячной аренды однокомнатной квартиры с кондиционированием стартует от 4500 батов, а то и меньше. Просторный дом с двумя-тремя спальнями, бассейном и несколькими санузлами вполне можно арендовать менее чем за тысячу долларов в месяц. Так что по этому показателю Таиланд всё еще остается недорогим направлением. Разумеется, если не заниматься неуместным «сравнением яблок с апельсинами», переводя местные цены в батах в российские или белорусские рубли, в гривны или тенге.

Что же касается вопроса «Насколько реально иностранцу найти работу?», мой ответ будет категоричен ― нереально. Почти невозможно иностранцу «на месте», «с улицы» найти легальную работу, которая сможет обеспечить ему ежемесячный круглогодичный стабильный доход, способный дать возможность наслаждаться всеми прелестями этой замечательной страны. Выживать ― да, кое-как сводить концы с концами ― возможно, но не жить так, как это себе в мечтах представляют многие, желающие уехать «за бугор».

Надо либо искать работу заблаговременно и приезжать на готовое, либо запасаться порядочной, в несколько десятков тысяч долларов, суммой и открывать свой бизнес (разумеется, проведя предварительно «разведку» его эффективности в Таиланде), либо тратить эти деньги на свое проживание в период поисков приличного трудоустройства. Другого пути, не связанного с серьезными ограничениями желаний, условий проживания и диеты, просто не существует.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

У вас возникали так называемые «трудности перевода», связанные с культурными различиями? Возможно, случались курьезы?

Ого, и еще какие, и еще сколько! Тайский менталитет диаметрально противоположен русскому, да и западному в принципе. У тайцев совершенно другие шкала жизненных ценностей, социальная структура, строение языка и вообще общения. Диета, отношение к жизни, смерти, система приоритетов ― да практически всё!

Поначалу даже просто привыкнуть ко всему этому, не то что адаптироваться в эту среду было чрезвычайно сложно! Очень помогли общение с моими тайскими партнерами по юридической фирме и восемь месяцев курсов тайского языка, ставшие и школой познания тайского образа жизни в целом.

Тайцы физически не в состоянии громко ругаться и орать, используя свой язык ― он в этом случае превращается в абракадабру. И поэтому они не только сами крайне редко повышают голос, но и совершенно не понимают, когда повышают голос на них

Тайский язык сам по себе удивительная штука, которая многое может рассказать о местном менталитете. В нем пять различных тонов и несколько видов практически каждой согласной буквы, краткие же и протяжные гласные считаются разными звуками и обозначаются разными буквами. В результате слово, для человека западного кажущееся однозначным, в тайском произношении в зависимости от употребленного тона и степени протяжности гласных может обозначать разнообразнейшие понятия! Слово «сыа», например ― это и «тигр», и «матрас», и «рубашка», и «покупать что-то»...

В этом случае их мыслительный аппарат перестает воспринимать поданную в крике информацию, происходит ступор. Так что одним из первых уроков для меня стало «ни в коем случае не повышать голос».

Откровением для меня, западного по менталитету человека, стала чрезвычайно развитая в Таиланде и в Азии вообще боязнь «потери лица». Я сперва никак не мог привыкнуть к тому, что вместо простого и не влекущего никаких последствий «не знаю» мне могли ответить полной ложью или чушью. Как выяснилось, «не знаю» ― это и есть потеря лица, так что лучше уж соврать что-нибудь.

Тогда, в начале 90-х, даже образованные тайцы, не говоря о массах, имели самое отдаленное представление о России, да и английским владели очень немногие. Само название страны нередко вызывало озадаченно наморщенный лоб. Порой даже окончившие университет тайцы спрашивали меня, где же именно находится страна, из которой я приехал, а мой совершенно географически честный (хоть и не без юмора) ответ, что она расположена между Норвегией и Кореей, вообще вводил собеседников в ступор.

Довольно быстро я выучил важный урок местной деловой этики: промежуток между полуднем и часом дня в Таиланде ― это святой час обеда, и побеспокоить кого-то по работе в это время считается здесь крайне неприличным

В рабочих взаимоотношениях с тайцами поражало полное отсутствие карьерных устремлений, приоритет внутреннего покоя над желанием зарабатывать больше и достигать лучших результатов по работе, и особенно обилие разнообразных праздников, порою длящихся по неделе. Ранее я ни с чем подобным не сталкивался.

Частые приемы пищи вне зависимости от времяпровождения тоже весьма удивляли.

Фото: из личного архива

Удивительным мне казалось (и до сих пор кажется) тяга к стерильной чистоте внутри дома или рабочего пространства, которая непостижимым образом сочетается в тайском менталитете со способностью выбросить мусор из этого самого стерильно чистого дома прямо за его забор на улицу. По консульской работе мне приходилось бывать в тайских тюрьмах, в том числе и внутри их жилых зон, и первое, что бросалось в глаза в камерах ― сочетание более чем нехитрого быта с блестящими от чистоты полами.

Достаточно серьезным фактором, с которым приходится в Таиланде считаться и в работе, и вообще во взаимоотношениях с местными жителями, является патриотизм, часто граничащий с национализмом. В нем причина целого ряда проблем ― нежелания перенимать более передовой иностранный опыт, учить иностранные языки, некоторого, иногда более, иногда менее скрываемого высокомерия по отношению к иностранцам, вворачиваемой по самым разным поводам фразы «Это моя страна!» и многого другого.

Национальная религия, буддизм, также этому способствует. Многие иностранцы не понимают, что корни многих проблем в отношениях с тайскими коллегами, партнерами, соседями, знакомыми лежат именно в буддийских постулатах, заложенных в людей с детства. Ведь, в отличие от большинства религий, в буддизме главное ― не cделать как можно больше хороших дел, а совершить как можно меньше плохого. А какой способ лучше всего подходит для этого? Правильно ― не делать вообще ничего. Ведь именно таким образом, ничего не делая, Будда впал в нирвану, а потом вообще ушел в астрал!

Отсюда же, из буддизма с его реинкарнацией, отношением к собственному телу лишь как к временной оболочке бессмертной души растут корни столь распространенной в Таиланде смены пола, что также стало для меня весьма необычным моментом.

Если бы меня попросили выстроить шкалу ценностей типичного тайца, она выглядела бы так (по степени важности):

  • Сабай ― это понятие даже перевести на иностранный язык сложно. Нечто вроде «чтобы мне было хорошо и спокойно». Для среднестатистического тайца это гораздо важнее денег, карьеры, социального статуса и предметов роскоши.
  • Санук переводится как «радость». Иными словами, «если мне невесело, неинтересно в коллективе, то неважно, сколько я зарабатываю ― это «май санук»». Тайцы с легкостью, например, увольняются из компаний, которые не устраивают корпоративы. «Май санук», и всё тут.
  • Май пен рай ― это знакомо почти каждому иностранцу, соприкасающемуся с местными жителями вне отелей международного стандарта и даже порою в них. «Не обращай внимания», «забей», «это не столь важно, как ты думаешь», «не парься, всё будет хорошо» ― вот примерный, но неполный перевод этого понятия, которое начисто лишает, например, работодателя возможности заставить работника отвечать за результаты его труда.
Фото: из личного архива

Что скажете о местных жителях? Насколько тепло они относятся к эмигрантам?

Очень сложный вопрос. Если требуется однозначный ответ, то скорее не очень хорошо. Вот туристов ― денежные мешки, приносящие средства и в экономику их страны, и им лично, — все любят и уважают. То же, хоть и в меньшей степени, касается иностранцев, инвестирующих в экономику страны, открывающих свой бизнес, создающих рабочие места (хоть последнее и не столь важно ― безработица в Таиланде практически равна нулю, напротив, наблюдается дефицит рабочей силы).

Во всех же прочих случаях играет роль описанный выше национализм тайцев ― ни при каких условиях они не позволят иностранцам играть даже более-менее серьезную роль в своем обществе, в национальной экономике, в социальной и политической структуре.

В качестве примера ― за эти четверть века мне довелось близко и порою дружески общаться с людьми, составляющими высшую политическую, финансовую и социальную элиту страны, включая нескольких принцесс и других членов королевской семьи, премьер-министров, иметь честь быть неоднократно награжденным королевскими наградами. Однако даже всё вышеперечисленное не может обеспечить мне, например, вступление в один из закрытых клубов или присутствие на ряде мероприятий ― просто потому что я не таец.

Ну а на бытовом уровне всё зависит от самого иностранца. Мой совет ― стараться выстроить систему отношений с тайцами на основе некоего баланса: не уподобляться им во всём и не вести полностью тайский образ жизни (в глазах тайцев это выглядит примерно так же, как для нас цирковой медведь, ездящий на велосипеде), но и не ставить себя выше них, уважать их обычаи, привычки и ценности. Тогда тайский социум будет способен принять иностранца. Принять, но не впитать в себя ― полностью своим ему не стать никогда.

Какие особенности тайского менталитета показались вам странными?

Если говорить об этнокультурных аспектах, то самым необычным для меня представляется причудливая смесь буддизма и язычества, присущая тайцам. Статуи Будды и домики для злых духов, поклонение Будде и одновременно статуям королей, принцев и национальных героев (причем молятся и Будде, и им) ― это для меня и по сей день не очень сочетаемо. А для местных это вполне нормальная вещь: они порой и деревьям молятся, не то что статуям.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Расскажите о процессе легализации в Королевстве

Я не имею тайского подданства, и у меня никогда не возникало желания его получить. Меня вполне устраивает мое гражданство и легальность моего пребывания в стране по рабочей визе и с разрешением на работу. Когда же я решу прекратить работать, то буду рассматривать один из трех вариантов своего дальнейшего визового режима в Таиланде: получение вида на жительство, пенсионной визы или приобретение визы «Таиланд элит» сроком на 20 лет. К состоятельным и законопослушным иностранцам Таиланд, как я уже говорил, относится прекрасно, и никаких препятствий на пути к любому из этих трех вариантов у меня нет.

Более того, как официально трудоустроенный и платящий взносы в фонд социального страхования, я в 65 лет в дополнение к собственным трудовым накоплениям рассчитываю получить кругленькую сумму от тайского пенсионного фонда ― на данный момент по закону это единоразовая выплата в размере 20% от 60-месячной средней зарплаты за последние 15 или 20 лет работы, причем с повышением на 1,5% за каждый последующий год трудового стажа.

Что же касается тайского гражданства, то, насколько мне известно, процесс этот всегда был трудным и близким к невозможному, за исключением случаев замужества иностранок за подданными Таиланда ― к мужчинам, женящимся на тайках, никаких облегченных процедур не применяется. За последние десятилетия если в этой 70-миллионной стране кто-то и получил тайское гражданство обычным путем, то считанные единицы.


ЗаграNица

Похожие новости

Добавить комментарий

Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация

Защита от спама * :

Введите символы на картинке



2.14637 [ 192, 0 ] [1.3831]